Часть 13. Брунсбюттель. Дания

Из Гамбурга хотелось попасть в Данию через фризскую часть Германии: послушать тамошний диалект niederdeutsch (который больше похож на голландский) да поглядеть на городок Брунсбюттель. В нём красот немеряно (для городка населением 13 тысяч человек) правильных, индустриальных — мост через Кильский канал, шлюзы, АЭС (остановленная, правда) да химический завод.

До Брунсбюттеля покатили малыми дорожками (наконец-то!). К чёрту автобаны. Хорошо живёт бюргер! Желание вдумчиво покатать по Германщине усилилось. На пароме до Киля или Ростока какого-нибудь, и — потихонечку…

Мост через Кильский канал. Длинный. Двухходовка, если я правильно вспоминаю: сначала поднимаешься вверх по одному мосту, а потом уже переезжаешь собственно через канал. Жаль, останавливаться нельзя.

А жрать к тому моменту хотелось уже просто дьявольски. Заезжаем в макдональдс, где резиновые кофры ещё раз демонстрируют нам свою резиновость. В честь Олимпиады нам вручили два высоких кока-кольных стакана. Б-ги мои — куда их девать?! Но влезли. И доехали до дома целыми. Удивительное дело!

Брунсбюттель. Видимо, на какой-то местный праздник попали: всё в гирляндах разноцветных.

Немного прогулялись по набережной канала. Движение по воде весьма оживлённое. И красиво: яхточки, суда ходят, важные, гудят! Судопропускные сооружения, опять же.

А теперь, говорю, Ольга свет Игоревна, поедем мы по вот этой улочке, да вот по тому мостику, и приедем к АЭС. Но мостика не оказалось. Не оказалось и туннеля. Вместо этого через канал мы переправились на пароме.

Дальнобойщики. Типа.

Близ АЭС.

На саму станцию заехать не получилось (ха, а чего я хотел?) — знак запретный. Зато рядом с её чёрным зданием мирно пасутся овцы и растут ромашки. Ядерная пастораль.

Едем обратно. Внезапно — химзавод! Красивый офигенно. Ехал в Брунсбюттель — не знал, что он там есть. Видимо, это корпуса компании «Yara», занимающейся производством удобрений.

Ещё раз мост через Nord-Ostsee Kanal, только с другого ракурса. Тут видно, насколько он длинный:

На город насмотрелись, пора решать, что дальше делать. Изначально я собирался двинуть строго на север, через Хузум в западную Данию, заночевать в Оденсе и оттуда поехать в Копенгаген. Но что-то как-то посидели мы с Ольгой Игоревной, подумали, да и решили поскорее оказаться в Дании, памятуя галопирующий Вентспилс. Лучше вдумчиво, спокойно посмотреть датскую жемчужину, чем попытаться сделать это за пару часов, проклиная неумолимо заходящее солнце.

Шикарный логотип продовольственного магазина:

Сказано — сделано. Полетели в сторону Любека. К северу от него есть небольшой городок Путтгарден, от которого ходят паромы в Рёдбихамн, в Данию. Шли на всех парах, навстречу ветру. Ветряков насмотрелись на всю жизнь, пожалуй: их там, на севере Германии, видимо-невидимо.

Вот уже солнце садится; мост на остров Феймарн.

Запрыгиваем на уже отходящий паром, один из последних в этот день. Думаем, не совершаем ли мы ошибку? В Дании нельзя ставить палатки где попало: за это мощный штраф положен, а в Германии — можно. Сомнения, сомнения… Решаем всё-таки рискнуть.

Паром идёт недолго. Однако, за эти полчаса солнце успело-таки зайти за горизонт. Ветер просто ледяной, отдельные персонажи тусуются на палубе. Как им не холодно?

Десантируемся на негостеприимную, суровую датскую землю. Темно и холодно. Заправка. Бензин стоит конских денег! Здравствуй, датское королевство. Надеваем всё, что было от ветра, и потихоньку едем в сторону Копенгагена, поглядывая на знаки кемпингов. Судя по карте, кемпинг, где можно ставить палатки, всего один на всю трассу Рёдби-Копенгаген, и расположен он в непосредственной близости от столицы — рядом с Кёге. Для ночной Дании, для конца лета, это дофига (едем-то, фактически, с самого юга страны). Надеваю полиэтиленовые перчатки, взятые на заправке, чтобы хоть как-то защититься от холодного ветра. Не помогает нисколько. Руки околевают, Ольга Игоревна тоже. Сворачиваем на первый же кемпинг. Так и есть — это, скорее, немецкий Restplatz: лужайки, асфальтик для кемперов и мусорные баки. Едем дальше. Хочется всё-таки чего-то более цивилизованного.

Поворот на деревушку Tappernøje. Значок «кемпинг с палаткой». Ёлы-палы! Да неужто? Сворачиваю и попадаю в Heinos camping. Действительно, кемпинг. Действительно, палатки. Никого нет, все спят уже. Выруливаем на одну из улиц, на свободном месте кидаем палатку. Всё-таки разбудили соседа мотоциклом, чёрт. По пиву с бутербродами. Тихо-тихо. Шёпотом. Бездонное чёрное небо с россыпью звёзд, какое может быть только за городом. Сон…

Утром за оплатой приехал на квадроцикле удивительно бодрый дед с роскошной седой бородой. У него в ящике для денег мы впервые увидели датские монетки — с дырочкой (забавно то, что заполучить такую монетку мы сумели только в Питере, её подарил мне друг, который тоже бывал в Дании). А рядом с нами ночевали двое хлопцев из Барселоны, тоже на мотоциклах. Попытались с ними поговорить, однако незнание ими никакого языка, кроме испанского, поставило между нами неодолимое препятствие. Как смогли, пожелали друг другу доброго пути. И покатили в Копенгаген.