Часть 9. Карловы Вары

Про Прагу много кто что рассказывал. Поди, каждый второй мототурист в Праге был. Чего уж тут бабушку теребить — красивые дома, приятные люди, напитки да жърчик вкусный!

В общем, через день нам с Ольгой Игоревной стало немного скучно, и захотелось снова в седло. Решили скататься в Карловы Вары, город-курорт. Туда, где товарищ Гоголь водичку пил целебную.

Выехали немного поздно, так как сначала я решил закатить в мотомагазин за маслом. Рулили потом по трассе и гадали — накроют нас вооон те тучи или проскочим? Не проскочили. Но об этом позже.

Дорога до Карловых Вар идёт через приятную глазу и желудку хмельную деревню — Крушовице. Прямо так вот едешь, едешь — и внезапно Крушовице! И хмель по обочинам растёт. Подвязанный, на рамках специальных — никогда раньше таких чудес не видел. С шишечками, всё как положето. Подзависли немного, повтыкали, да дальше поехали.

В конце концов добрались до города. Я не знаю, чего ждал (наверное, чего-то симпатичного и лишь чуть более нарядного, чем Прага), но Вары эти, Карловы, в нас вселили осознание того, что мы там совсем лишние — примерно как заноза в жопе. Въезжаешь — вроде нормальный город, бехеровка, опять же, фирменная, прямо сразу встречает…

Нереальное количество пафоса везде и во всём, золото, люстры, аксессуары для яхт, часы улисс нардин и бреге — город для тех, у кого уже всё было. Слишком молоды мы для этого города. Здания вылизаны, отреставрированы, везде позолота и цветы. Натурально, по улочкам прогуливаются дорого одетые дяденьки: одно неосторожное движение, и из них песочек посыпется. Чешскую речь не слышно вовсе, говорят только по-русски. Большинство афиш (типа «Киркоров приезжает» или «лучшие люстры чешского хрусталя») на чешском и на русском. Гламурные кисы с искусственным загаром, смотрящие на тебя, в джинсах без стразиков и в мотокуртке, как на дерьмо. В общем, это место, на которое стоит тратить время, только если совсем-совсем нечего делать. Красота вся как-то неестественно смотрится. Буратино в пафосе купался стайл. Смотрите сами:

Пара вещей, понравившихся в Карловых Варах. Первая — городской рельеф. Даже, скорее, рельефище. Один из спусков весьма впечатлил — булыжная мостовая, ширина в полторы машины, да ещё и с поворотом в середине. Ехали обратно — специально там же попёр, только вверх. Внушает. Вторая вещь — канал с минеральной водой в центре. Дымящийся неторопливый поток, искусственные порожки, человеки, прогуливающиеся босиком по горячей воде. Прикольно.

Попробовали испить минеральной воды в галерее — фигу там. Горячая шибко, руки обжигает. С собой никаких ёмкостей не было, а покупать ради пары глотков специальную кружку — да пошло оно в задницу. В общем, отобедали мы в каком-то кабачке с видом на канал, да и выдвинулись домой, в Прагу. И ровно на выезде из города нас накрыл дождик.

Сначала это был просто дождик. Потом он превратился в дождь. А потом — в натуральный ливень. Ситуацию осложняло то, что солнце уже село. Ехать под ливнем по неосвещённой дороге, которая, к тому же, местами ремонтируется — удовольствие ой как ниже среднего. Не видно практически ничего: фары встречных и так-то слепят, а капли дождя на визоре усиливают эффект. Тащились около 40 км/ч, пропуская скапливающийся сзади транспорт, проехали поворот на Нехраницкое водохранилище (эх, как хотелось прокатиться по вот этой дорожке, да посмотреть на эти сооружения), проехали поворот на Жатец (где НЕ варят «Жатецкого гуся» — туда я тоже собирался заехать)…

Доползли до Праги. Вот они, предместья, вот развязки. Куда сворачивать? Хрен его разбери. Неправда, у меня же телефонка есть! С GPS'ом! Вот она, в кармане мембранной куртки… Достаю, ориентируемся, едем. И где-то через пару километров на экране — весёлая мешанина из цветных полосочек. Приехали. Телефонка промокла. Насквозь.

Куда-то еду. Немножко психанул. Обидно так, что зубы сводит. Во-первых, там все контакты и записи. Во-вторых, это единственный рабочий оффлайновый навигатор на экипаж, а мы ещё только посередине пути. В-третьих, это любимая нокио е72, прошедшая парой дней ранее боевое крещение при ДТП!..

Чутьё вывело почти в центр. Видны башенки старого города, где-то рядом течёт ночная Влтава, но фиг знает, как попасть к нам, в район Винограды. Останавливаемся на какой-то оживлённой улочке, Ольга Игоревна прячется от дождя под арку дома, чтобы посмотреть за дикие деньги на гуглокартах, куда нас занесло. Стою, курю. И вдруг слышу сзади голос с кавказским акцентом: «Э! Дружище! Как?! Ты! Сюда! На этом вот! Из самого Питера!..»

Оборачиваюсь — мужик какой-то. Кавказец. По-русски говорит. Питер поминает. Мой мозг заколочен наглухо, туплю: холодно и мокро. Да, ответствую. Из Питера. На этом. С женой. Ага. Жду стандартных вопросов «сколько жрёт, сколько прёт». Говорю, что навигатор помер под дождём, пытаемся, дескать, сообразить, как нам доехать до дома. Мужик резко меняется в лице: вай, говорит, так я же тебе сейчас объясню! Оказывается, это таксист местный, армянин, приехал в Прагу давно, увидел, считай, почти земляков, а им ещё и помощь нужна!

Обрадовались мы. Раза три товарищ пытался нам растолковать, как добраться до нашей улицы. А я никак врубиться не мог — эмоции что у него, что у меня; плюс холодрыга, поколачивает немножко. Давай, говорю, на карте покажи лучше. Садимся в машину. Бумажные карты чуть не летают по салону; нужной нет. Вижу GPS на торпеде — покажи на нём, сказываю. Тыркаем кнопочки, никак не удаётся правильно ввести название. «Ааа, да ну всё в баню! Поехали за мной!» — такого поворота я не ожидал. *)

Поотнекивался сначала, конечно, но пожилой армянин был непреклонен. Поехали и всё тут. Ладно, говорю. Ты только, пожалуйста, небыстро поезжай, да на булыжниках-рельсах будь предсказуем — двухколёсным под дождём резкие маневры противопоказаны. Окэй, говорит, довезу аккуратно!

Через минут пять-семь неспешного петляния по улочкам доехали до дома. Пафосно, модно, с кортежем. *) Ай, дядя, говорю — как же мне отблагодарить тебя? Не надо ничего, отвечает таксист. Будешь в Петербурге — поставь в церкви свечку за армянина, и всё. И уехал. Спасибо тебе, добрый человек! Вроде и мелочь сделал, но очень добрую, правильную. Свечку, правда, я так и не поставил ешо, но, думаю, поставлю всё же. Человек попросил — мои Боги не обидятся. По чести это. Поймут.

Меня вообще этот поступок поразил, можно сказать, в самую пятку; сам после этого стал немного по-другому относиться к некоторым вещам и людям. Добрее как-то, мягче. Мизантропии поубавилось (она у меня профессиональная), людям на улицах чаще помогаю. Так просто: вот перчатку кто-то уронит, подниму, догоню, отдам. Без перчаток-то плохо, поди, зябко. Или дедушку слепого через дорогу переведу. Сдвинулся как-то баланс из нейтралитета. Наверное, это и хорошо.

Такая вот балалайка о Карловых Варах, хмеле и доброте.