Часть 7. Гулбене, г.Суур-Мунамяги, Выру

Проснувшись утром, мы быстренько собрались и полетели в Гулбене, успевать на поезд. Минут за 10 до поезда я вспомнил, что у меня почти нет налички, и, седлав байк, с которого уже был снят багаж для транспортировки в вагоне, чудом нашёл в центре банкомат. Заодно обнаружилось, что один из болтов крепления багажника несколько разболтался и гремел; в Алуксне болт-отступник был безжалостно затянут как должно.

Наконец состав был подан. На станции Гулбене есть и узкая колея, и обычные рельсы 1520мм шириной.

Узкоколейный поезд курсирует между Гулбене и Алуксне несколько раз в день, согласно расписанию. Перевозки осуществляет компания Banitis. Локомотивы советские, весьма непривычно рядом с латышским логотипом транспортной компании выглядит кириллическое “ТУ7А-3018″.

Вагон был всего один. Узкий, как и положено. То есть велики засунуть в него было просто нереально. В тамбуре тоже неалё — места и так едва развернуться, а ещё народ будет выходить; поезд не туристический, местные жители им тоже активно пользуются. Покумекали и решили, договорившись с машинистом, прикрутить велосипеды к локомотиву, на площадку прямо перед дизелем. Выглядело это феерично, но сработало как надо: велики доехали до Алуксне в полном порядке.

Ехать по узкоколейке, скажем, необычно. Вагон шатает из стороны в сторону, за окном медленно тащатся леса и огороды. Станции на линии самого разного рода: есть вполне солидные старинные деревянные здания, а есть и полустаночки системы “скамья с будкой”. По вагону ходит важный проводник, у которого надобно купить билет и, по желанию, какой-нибудь сувенир. Мне понравился магнит на холодильник с фотографией отходящего от Гулбене паровоза.

В Алуксне пришлось спешно снимать велосипеды с тепловоза, который должен был через несколько минут отправиться обратно. В самом городке, если честно, на удивление ничего интересного не нашлось; вероятно, это просто bad luck, и в следующий раз можно будет найти гораздо больше интересных штук. Из примечательного могу вспомнить только алуксненский замок, его парк да расположенное рядом с ними озерцо.

В этот день у нас в плане было пересечение латышско-эстонской границы, и из Алуксне мы отправились в латышский городок Апe. Честно скажу, делать там совершенно точно нечего. Самый обычный небольшой пограничный городок. Не понимаю, чем зарабатывают на пропитание тамошние жители: в городе я не заметил решительно никакой индустрии, да и туристов там как-то не наблюдалось. Свернув налево от городской площади, мы нашли уютненький ресторанчик и плотненько отобедали перед пересечением эстонской границы.

Последняя пара километров по Апе, и — до свиданья, гостеприимная, славная Латвия!, — здравствуй, соседка Эстония. Граница представляла собой просто два столбика: “Eesti vabariik” с одной стороны и “Latvija” с другой.

То, что мы в другой стране, почувствовалось сразу. Совершенно другой асфальт. Мне, будучи на шоссейнике, сразу как-то разонравилась Эстония.. I don’t mean it Просто асфальт из гладкого латышского превратился в жёсткую гранитную крошку, утопленную в гудрон дорожного покрытия. Я сразу понял, что есть мифические “микровибрации”, о “гашении” которых так любят рассказывать на профильных форумах, когда заходит речь о карбоновых вилках. К сожалению, почувствовать разницу между карбоновой вилкой и вилкой из другого материала не удалось — у меня был только карбон, а мысль поменяться с Горчем байками как-то не пришла.

Как-то сразу появился рельеф; небольшой, но появился. Потихоньку мы подбирались к самой высокой горе Эстонии — Ssuur Munamägi (318м). У поворота на Rõuge жара, дополняемая крутиловом в тягуны, стала настолько суровой, что мы решили употребить в ход естественные охладители в виде мороженого. Пока мы ели мороженое, мимо нас проехало основательное количество народа на всевозможных чопперах, видимо, где-то севернее был какой-то мотослёт. Также рядом с магазином было довольно много народу с квадроциклами и эндурами; вроде бы (судя по тамошним указателям), недалеко от Рыуге есть некая мотокроссовая трасса. Слегка охладившись, мы потихоньку попилили дальше.

Дорога проходила мимо местного парка отдыха, разбитого рядом со здоровым таким ветрогенератором, на который можно было взобраться по специальной деревянной лестнице. Вид с вершины башни весьма неплох, это стоило остановки и пары минут для того, чтобы забраться вверх. Заодно отдых — что-то мы основательно ослабели к тому моменту — велосипеды не ехали совершенно.

Через пару-тройку километров стало понятно, почему велосипеды не едут. В упор не едут. Отроги Суур-Мунамяги! Мы постоянно ехали в незаметный, но выматывающий тягун. Такой, который совершенно не виден визуально, по уклону, но замечательно определяется по силам, расходуемым на передвижение: велосипед практически полностью теряет накат. Буквально 10-15 метров — и байк останавливается... А навстречу, приветственно махая руками, то и дело неслись довольные эстонские дядьки на шоссейниках и мтб.

Наконец мы доехали почти до подножья горы. Рядом с ней торгуют рукодельными сувенирами из камушков, верёвочек, деревяшечек, лыка и бересты; насмотрел, хотел было купить кой-чего кой-кому, да эстонских крон было слишком мало снято в банкомате, увы. как ни упрашивал я продать мне вооон ту безделушку за евры, которых как раз бы хватило, продавщица была непреклонна. Ну что ж, такая, видать, судьба. Хрен с ними, с эстонскими продавщицами. Сами виноваты, что на их земле до сих пор какие-то нелепые кроны в ходу, когда страна давно уже и шенген, и евросоюз. *)

Подъём на гору стоил определённых денег. Сколько — не помню уже, но в пересчёте на наши не 10 рублей. Больше. Может быть, дело в том, что в этот день был какой-то праздник — на вершине, у самой башни, была организована сцена, на которой играли музыку, и множество людей рядом слушало, танцевало и всячески наслаждалось жизнью. Честно говоря, играли какую-то ерунду, совершенно не в моём вкусе, и я решил, не теряя времени, подняться на выстроенную на вершине башню, которая, кстати, является символом волости Haanja и изображена на её гербе.

Есть два варианта подняться на самый верх — по винтовой лестнице и на лифте. Категорически рекомендую лестницу: дело в том, что каждый этаж украшен чудесно расписанными в национальном духе деревянными досками, а также массой небезынтересных фотографий окрестностей в самые разные времена года. На обратном пути я не поленился остановиться на каждом этаже и сфотографировать декорации.

На вершине башни оборудована смотровая площадка и, разумеется, поднят национальный флаг. Вид оттуда изумительный. На все 360 градусов. Холмы, перелески, озёра, луга — всё, выложенное природой на холст матери-земли, предстаёт чудесной картиною, которую невозможно запечатлеть так, чтобы передать всё; там определённо стоит побывать, это одно из прекраснейших мест юго-восточной Эстонии.

После Suur munamägi мы направили наши байки в Võru. К нашему восторгу (sic!) дорога лежала всё время под горку, груженый шоссер без особого труда удавалось держать на скорости около 45км/ч.

Однако в одном месте я безжалостно оттормозился до полной остановки и сфотографировал строящийся домик — уж слишком занятно у него была покрыта крыша; из разноцветных чешуек покрытия был выложен национальный узор. Красотища!

В Выру влетели на полных парах, небо ещё не успело потерять краски; напротив, облака выстроили перед глазами чудную картину из золота заходящего солнца, длинных седых лохмотьев и нежных бело-серых барашков. Приобретя в магазине пива и закуски, мы отправились в сторону Räpina, успевать встать на ночёвку, пока не стемнело. Так что собственно Выру мы и не видели, практически прошив его насквозь двумя серебристыми уставшими стрелами.

На ночёвку свернули, увидев указатель к Paidra järv. Озеро оказалось просто волшебным: небольшая слезинка чистой воды среди сосен, мха и опавших сосновых иголочек. Мест для стоянки видимо-невидимо; просто вставай где хочешь, везде ровно и чисто, есть столы, скамьи, очаги и навесы; правда, вечером все оборудованные места были уже заняты. Вдоль озера идёт грунтовая дорога, которой активно пользуются местные автомобилисты, приезжающие сюда отдохнуть.

В этот вечер мною было сделано два гастрономических открытия: пиво “Saaremaa” и вяленая говядина “beef jerky“. Пиво тёмное, крепкое — около 9 градусов; однако пьётся удивительно легко. Цифру 9 я заметил уже после половины бутылки, когда стало как-то не совсем похоже на пиво накрывать. *) А beef jerky — просто волшебная закуска, вяленая говядина в лучшем виде. В меру сухая, в меру приправленная. В России нечто подобное выпускается под маркой “beerка”, однако по вкусу к эстонской beef jerky российская вяленая говядина приближается лишь на две трети.

Прошли мы в этот день 119 километров. На завтра было запланировано возвращение в Россию.