Часть 5. Иванде, Кулдига, Ренда, Сабиле

Культурная программа пятого дня началась с осмотра найденной вчера огромной пихты в Иванде. Посажена она была в 1840-м году недалеко от ивандеского дворца и на сегодняшний день достигла высоты в 38 метров. В обхвате пихта немногим меньше пяти метров. Толком сфотографировать её не получилось, в силу несовершенства оптики фотоаппарата в моём телефоне, но кое-что снять удалось. В любом случае, эту пихту надо видеть живьём. Мощное основание, капли душистой смолы на толстой коре — и нежные иголочки на ветках, источающие лёгкий хвойный аромат. Сила.

Следующая точка на пути — Кулдига. Этот небольшой курземский городок избежал разрушений во время многочисленных войн и пожаров, здесь сохранилась оригинальная деревянная архитектура XVI-XVII веков.

Оказалось, сегодня в ней праздник — день города. украшенная городскими и государственными флагами, Кулдига неспешно гуляла по нешироким улицам, уставленным лотками со всякой снедью и всевозможными товарами. Центр городка очень уютен, средневековая атмосфера ощущается практически во всём.

Торгующие сувенирами на ратушной площади бабушки, узнав, откуда мы, срочно отправили нас осмотреть речку Алекшупите — “нашу маленькую венецию”; это маленькая речушка, впадающая в Венту чуть ниже знаменитого кирпичного кулдигского моста. Здесь, в месте пересечения речки с церковной улицей (Baznīcas iela) находится один из самых высоких водопадов в Латвии — 4.5м. В XVII веке водопад был укреплён и использовался на первой в Курземе мельнице по производству бумаги.

Главная достопримечательность Кулдиги — водопад Вентас Румба; самый широкий в Европе и самый большой в странах Балтики. Его ширина составляет 249 метров, а высота — 2.5 метра.

Весной, когда на нерест шёл лосось, местные ловили его прямо в воздухе плетёными корзинами; Кулдига, продолжая традиции, открывает туристический сезон большим праздником под названием “Рыба — летает!”. Водопад весьма красив и могуч.

Пейзаж удачно дополняет старинный кирпичный арочный мост через Венту. Мост этот был построен по стандартам XIX века (8м шириной, чтобы два конных экипажа, встретившиеся на мосту, могли разъехаться без проблем) в 1874-м году и является одним из самых длинных мостов такого типа в Европе. Сегодня мост находится в ремонте, однако никакие строительные леса не скрывают его уверенной, мощной красоты.

Рядом с водопадом стоит так называемая вилла Бангерта (villa Bangerts). По легенде, лиепайский капитан Бангерт купил, разобрал и привёз этот дом сюда аж из Парижа для своей возлюбленной. Сейчас в здании располагается кулдигский музей, а в его дворике стоят разнообразные скульптуры и даже пара настоящих пушек.

Попутный ветер весьма быстро донёс нас до Ренды — маленького городишки на реке Ивандес. Здесь, чуть в стороне от дороги, находятся два симпатичных водопада, один за другим. Их высота — два и полтора метра, вода практически отвесно падает с доломитовых плит ложа реки. Ещё в Ренде, согласно информационному щиту, находится “чёртова лодка” — сложенное из камней захоронение древних финно-угров, похожее на лодку, но найти его нам не удалось; поехали дальше в сторону водопада Abavas rumba.

Примерно на полпути к водопаду Горч решил свернуть направо, чтобы осмотреть Мараские камеры — небольшие песчаниковые гроты на берегу реки Абавы с крохотным родником, бывшие в стародавние времена местом жертвоприношений. Ещё сказывают, что когда-то в самом большом гроте жили разбойники, грабящие корованы торговцев, идущих мимо них по реке. Непростая для узких шин песчаная дорога привела нас к поляне с информационным щитом, и ещё где-то двадцать минут мы шлялись по окрестному лесу в поисках этих самых камер. Сначала вёл Горч, потом, было, отчаялся и собрался сваливать обратно; я попробовал пойти по другой тропинке и примерно через пару-тройку километров (хорошо, что по пути то и дело встречались информационные щиты, подтверждающие правильность выбранного направления) мы вышли к гротам. Да, действительно, исцарапанные туристами песчаниковые стены, действительно, родничок — но ничего особенного. Не найди мы их — ничего бы не потеряли, по большому счёту.

Через пару километров шоссе мы увидели знак, предупреждающий о том, что дальнейшее покрытие — не ахти. Уже привыкнув к тому, что латвийские знаки “хреновая дорога” для нас, новгородских шоссейников, в принципе, ничего не значат, мы, не снижая скорости, полетели дальше; однако после знака, предупреждающего о том, что дорога находится в ремонте и из-под колёс машин могут вылетать камешки, скорость немного упала. Последние километры до города Сабиле мы то и дело обругивали про себя автомобилистов, иногда не снижающих скорость при проезде мимо нас: острые камешки весьма чувствительно кусали руки, ноги и мерзко звякали по фюзеляжу байка.

Проезд к водопаду Абавас румба для моторизованного транспорта платный, дорогу перегораживает шлагбаум, оперируемый молодым человеком в сторожке. На велосипеды товарищ внимания не обратил. Сам водопад врядли можно назвать таковым: скорее, это крупный порог. А может быть, это мы уже насытились за день водопадами разных величин и красот, и этот уже “не влез”. Впрочем, можете сами судить по сделанной мною фотографии.

Уже порядком подуставшие от достопримечательностей и дороги, мы вкатились в городок Сабиле, знаменитую “курземскую Швейцарию”, самый северный виноградник Европы — 57 градусов северной широты. Здесь находится знаменитая Vinakalns — винная гора, на которой растёт около 80 сортов винограда. в конце июля в городе проводится ежегодный праздник вина. Мы остановились перекусить и отведать местного вина в кафешке “Pie vina kalna” — “У винной горы”, однако удалось только перекусить — вино было только в бутылках, а наши велорюкзаки были уже основательно заполнены.

Отъехав от города пяток километров, мы остановились в кемпинге “Plosti”, приняли душ и, выпив по заранее припасённой бутылочке пива, завалились, как убитые, спать. 85 километров на одометре. Завтра предполагалось телепортировать свои тела на самый север Латвии, в деревню Gulbene, чтобы прокатиться на узкоколейке и поехать дальше, в южную Эстонию.