Часть 6. Кандава, Тукумс, Рига, Гулбене

Проснувшись утром в кемпинге и подивившись здоровенным виноградным улиткам, изучающим наши велосипеды, мы довольно бодро подорвались в Ригу — было нужно успеть на поезд Рига-Гулбене.

Первым на пути встал городок Кандава. Его мы пролетели довольно быстро, только заправившись водой в магазине. Немногочисленные достопримечательности Кандавы пришлось игнорировать, было слишком мало времени. Мне очень понравилась готическая каменная надпись “Kandava” при въезде в город.

Проехав ещё немного, мы свернули на грунтовку, ведущую в деревню Кайве, посмотреть на знаменитый кайвеский священный дуб. Грунтовка так себе, скорость довольно ощутимо упала, было весьма жарко. Однако доехав до Кайве, я понял, что здешний дуб — одна из самых значительных достопримечательностей в моём путешествии по Латвии.

Согласно информационной табличке, это одиннадцатый по толщине дуб в Европе. Ствол его в обхвате достигает 10.2м, дубу около тысячи лет. В XX веке старику изрядно досталось: в 20-е годы в его верхушку ударила молния, а во второй половине столетия у него отломилось несколько сучьев и в стволе образовалось огромное дупло.

Приятно, что латыши заботятся о святыне: могучие ветви дерева подпёрты столбами, ствол в нескольких местах обхвачен специальными обручами, а расселина ствола у подножья зацементирована. Дорожка к дубу сделана из аккуратно вкопанных брёвнышек.

От дуба точно веет мудростью и спокойствием; прикасаясь к коре великана, я испытывал неповторимые ощущения. Что-то родное, сильное и древнее соприкасалось с моим естеством и наливало его уверенностью и мощью. Завороженный, я ходил и ходил вокруг святыни, дышал её воздухом и купался в волнах удовольствия, благодарил своих Богов за то, что привели меня сюда. Серебряная свастика из Ylämaa, висящая у меня на шее, будто трепетала от пребывания рядом с дубом; местные духи узнали во мне друга и не хотели отпускать, ласково шепча что-то листвой..

К сожалению, время нельзя остановить, и, спустя ещё несколько минут, я нехотя вернулся на дорогу, охватив прощальным взглядом великана. В этот день он ещё сделает доброе дело.

Грунтовка из Кайве в Тукумс не отличалась качеством; то и дело приходилось искать колею потвёрже, и материться про себя, попадая на стиральную доску. Кстати, в Кайве на поле можно былон аблюдать весьма милую сцену: трактор, волоча за собой плуг, довольно глубоко вспахивал землю, выворачивая солидные куски; рядом с ним, ничуть не боясь, паслись штук 30 аистов, выискивая в земле червей. Вообще аистов в Латвии немеряно, но эта картина производила впечатление. *)

В Тукумсе мы снова, как в Кулдиге, попали на праздник города. На площади была оборудована сцена, перед которой плясали местные старушки; гуляло довольно много народу, продавались всякие штуки и туда-сюда сновали дети на BMX. Тукумс произвёл впечатление приятного зелёного городка, сплошные клумбы и цветы.

Если идти своим ходом до Риги, мы бы едва успели на гулбенский поезд; а погулять по столице и купить рижского бальзаму нам всё-таки хотелось. Мы захотели было немного побыть в Тукумсе, попить местного пива и поглазеть на средневековые улочки, но расписание электричек Тукумс-Рига внесло свои суровые коррективы. Проехав мимо скейт-парка, в котором скакали местные бэмеры, и добравшись до железнодорожной станции, мы выяснили, что вот этот состав, который стоит на первом пути, и есть наша электричка, а отправляется она через 5 минут. Спасибо проводнику, который окликнул нас из вагона и сообщил всё это! Быстренько забравшись в вагон, мы попрощались с цветущим Тукумсом и отправились в столицу.

Латвийские железные дороги — это отдельный сказ. Есть в них и приятные положительные черты, и обескураживающие отрицательные. Вагоны оборудованы специальными просторными местами для велосипедов. Есть крюки на стене, на которые можно повесить велик за колесо, крюков много, а если велосипед груженый — можно не поднимать его до крюка, а просто поставить вдоль движения поезда, он туда превосходно влезет.

А вот платформы на станциях (причём даже в столице! На рижском железнодорожном вокзале!) не подняты. То есть поезд остановился, выпустил 20см лесенки, и прыгай как хочешь на платформу. Загружайся тоже как хочешь. Вот этот кошмар велотуриста:

Прибыв в Ригу, мы поспешили наверстать упущенное в первый день путешествия — осмотреть старый город. Прямо скажем, удовольствие это не для человека с велосипедом. Узенькие улочки, мощёные булыжником, множество мест, в которые хотелось бы зайти, но боязно оставлять байк без присмотра... Увидеть Ригу с высоты птичьего полёта, забравшись на башню, не удалось. Но, конечно, Рига есть Рига — и даже в такой, весьма ущербной прогулке, она впечатлила весьма. Чего стоят только водосточные трубы, интегрированные в стену дома, чтобы не заужать и без того узкие тротуары. Надо будет обязательно ещё не раз вернуться в этот город.

Где-то в центре мы нашли небольшую кафешку и осушили там по паре бокалов пива из Бауска: по 2 лата за 0.5л отменного напитка. Время было рассчитано буквально по секундам: в дизель Рига-Гулбене мы влетели за пару минут до отправления. Честно.

В поезде наслушался латышской речи. Из динамиков. Соседи все поголовно говорили по-русски. *) И всё-таки я не совсем понимаю, как надо произносить удлинённые гласные... Веломеханик в Вентспилсе пытался мне объяснить: смотри, мол, уудэ — вода! У — длинное! Ну ладно, длинное. Но почему тогда в поезде, когда произносят “nākamā pietura такая-то”, говорят “наакама пиэтура”, а не “наакамаа пиэтуура”, как должно было бы быть по идее? Ох, тяжко это. То ли дело сдвоенные гласные в финском.

Дизель тащился очень медленно, стемнело после Мадоны. В Гулбене высадились в кромешной тьме и поскакали искать место для ночёвки — старт следующего дня начинался здесь же, в узкоколейном вагоне поезда Гулбене-Алуксне. Плутали довольно долго, руководствуясь горчевым GPS’ом: никаких кемпингов поблизости нет, оставалось только искать более-менее ровное безлюдное место. В темени забурились на какую-то гулбенскую окраину, дорожки которой всё время выводили нас к жилым домам; плюнули и попёрли тупо к шоссе. Отъехав несколько километров от поселения, нашли какую-то дорогу, идущую через поля к деревеньке Галгауска, свернули на совершенно беспонтовую обочину, примяли траву за деревьями и повалились спать в палатку.

Утром оказалось, что мы заночевали под дубом. Paldies, Kaives Ozols!!