Часть 2. Мерсрагс, Колка, Вайде

Место, где мы заночевали, оказалось довольно посещаемым — и латыши, как оказалось, в отличие от финнов, не утруждают себя уважением покоя спящих. Когда мы уже были в спальниках, приехала машина с местными, полночи были шумные разговоры, алкоголь, всякое жорево; наконец, кто-то подошёл к нашим байкам, прицепленным к дереву, и, видимо, их потрогал — сработала сигналка и Горчу пришлось выскакивать из палатки и отключать орущую хреновину. Ночь была самой беспокойной из всех.

Утром мы отправились на орнитологическую станцию, на вышку для наблюдений за птицами Энгурского озера. С неё открываются виды... Ничего особенного.  Озеро в восточной части изрядно заболочено, рядом пасутся кони и коровы, какие-то здоровенные белые птицы изящно переместились метров на 40 от вышки, когда я к ней подходил. Времени на вышке мы провели немного: надо было успеть доехать как минимум до Колки.

В Мерсрагсе с моста открывается вид на порт; практически каждая более-менее крупная деревенька на побережье обзавелась этим хозяйством. Если мне не изменяет память, то здесь мы увидели наш первый маяк.

Потихоньку допилили до Рои. Чистенький такой прибрежный городок, в порту которого масса рыбачьих шхун и персональных яхт с катерами. Город имеет довольно большую рыбачью историю, в нём даже есть соответствующий музей с якорями и штурвалами. В северной части Рои стоит потешный каменный кораблик с каменными же парусами.

Мы не смогли отказать себе в удовольствии сходить по ройскому молу к маяку. Солнце нагрело белый песок пляжа и валуны, из которых сложена береговая часть мола; тапки в сторону, идём босиком! Счастье трогать шершавые нагретые солнцем камни пятками сменилось удивлением, а потом и недовольством, когда валуны закончились и начался собственно бетон мола. В цемент просто набросаны мелкие гранитные камушки, очень-очень острые, приходилось идти крайне медленно, и даже кое-где опираться на все четыре конечности. В конце мола стоял старый ободранный маяк, волны лениво били в камни, мимо прошла чья-то яхта, и, в общем-то, ничего особенного не было, но это был наш первый мол и первый маяк, который можно потрогать руками; и мы были счастливы.

Дорога Роя-Колка довольно скучна и идёт без затей прямо на мыс. Это напомнило скучнейший до зевоты трек Новгород-Шимск. За несколько километров до Колки мы пересекли границу слитерского национального парка, солнце уже клонилось к горизонту, и мы поняли, что сегодня ночевать будем точно в кемпинге — установка палатки на территории национальных парков в Латвии карается ощутимым штрафом.

И вот, наконец, Колка! Проскочили деревню на одном дыхании, налево — поворот на Вентспилс, направо — поворот на мыс. Вентспилское направление огорчило тем, что это грейдер. Но это будет завтра, а сегодня — направо, на мыс Колка, одну из основных точек нашего маршрута.

Здесь встречаются воды Рижского залива и Балтийского моря. Наконец-то море, настоящее море! Вдалеке, в нескольких километрах от берега, на островке построен колкский маяк; место это очень непростое для судоходства. В своё время здесь затонули сотни, если не тысячи кораблей, и дно практически кишит обломками судов и, конечно, сокровищами.

На берегу много всяких штук: “ворота” из трёх камней, валун с табличкой, которая гласит, что мыс является перекрёстком Европы... Купил там себе футболку за 6 лат со схематичной топокартой мыса в одну краску и незаметной надписью: “kūolka. nice place”. Действительно nice place!

Тем временем солнце уже почти зашло, и мы поехали в кемпинг в Вайде. Кемпинг нашли, немного покрутившись по лесным дорожкам (впрочем, там всё понятно — тупили просто из-за усталости и кучи впечатлений). Довольно забавно происходило заселение: хозяин вышел к нам уже тогда, когда мы сами его поехали разыскивать, заехав и выехав с территории кемпинга. Я спросил его по-английски, мол, он ли хозяин этого места? На что дядька пожал плечами и спросил, говорим ли мы по-немецки. Так как я немецкий за отсутствием практики основательно подзабыл, кивнул на Горча. Горч договорился об установке палатки, а когда мы шли с хозяином к выделенному нам месту, он спросил меня на немецком, откуда мы приехали. Из России, говорю. Переспрашивает — откуда-откуда? Из России! “И по-русски говорите?” - спрашивает он уже на русском.  Хорошенько посмеялись. Оказалось, дядька служил под Тосно, рядом с Питером, а в Вайде ещё его дед жил. Всё как у нас — деревни вымирают, превращаются в дачи... Только в Латвии ещё иногда кроме дач появляются в деревнях кемпинги. Поговорили ещё немного и разошлись спать, удовлетворённые кучей впечатлений, полученных за проеханные 70-80 километров.

Кстати, кемпинг этот крепко советую: там очень мило, радушный хозяин, есть баня, летний душ, горячая вода, пруд с кувшинками, электричество, столы-стулья, дрова, мангал, места для костров, море в двухста метрах, светлый сортир с туалетной бумагой, наконец, домики и места для палаток/трейлеров. Палатку поставить и переночевать можно за 2 лата с человека; душ, электричество — бесплатно.