Часть 3. Вайде, Слитере, Ирбене

Третий день обещал быть суровым — так оно и вышло: сплошной грунт и хороший такой морской мордодуй. Дорога от Колки почти до поворота на Ирбене представляет собой совершенно обычный советский грейдер, при езде по которому нещадно трясёт на “стиральной доске” и приходится постоянно выбирать более-менее гладкую полоску грунта. К счастью, трафик на этом участке пути был исчезающе мал.

Небеса снова решили немного помочить нас, однако незначительная вода сверху была только в помощь — очень быстро оседала пыль, поднимаемая проезжающими машинами, да и грунт был более твёрд.

То и дело мы сворачивали на боковые дорожки, ведущие к прибрежным деревенькам — в слитерском парке достопримечательностей довольно много. Каждый съезд к деревне воспринимался как праздник — грунтовки, ведущие к сёлам, заметно менее тряские по сравнению с вентспилским грейдером. К сожалению, навигация по достопримечательностям в самих деревнях выполнена не всегда очень здорово, и, к примеру, в Мазирбе нам так и не удалось найти кладбище ливских кораблей, которые по древней традиции хоронят в своеобразных лесных погостах.

Северное побережье Курземе — место проживания финно-угорского народа Латвии, ливов. Сейчас их осталось совсем немного, едва не утерян язык и письменность. Язык очень схож с южными диалектами эстонского; в Микельторнисе на пляже есть стенд, на котором сверху написано “Miķeļtornis”, а ниже — исконное название этой же деревни, ливское: “Pizā”. В одной из деревень находится музей “ливский народный дом” — что-то вроде новгородских Витославлиц, видимо: заехать посмотреть нам, увы, не позволило время.

В Мазирбе мы повернули на юг, к слитерскому маяку — это один из старейших маяков Латвии. Слитере расположен довольно далеко от берега, около пяти километров, а вот поди ж ты — там построен маяк. И на самом деле, с него отлично видно море — деревня стоит на горе (пришлось немного попотеть, забираясь по июльской жаре в слитерский подъём). Вход внутрь стоит 50 сантимов, за эти деньги разрешают подняться наверх по скрипучей деревянной лестнице и выдают олдовый советский бинокль, в который можно поразглядывать окрестности. В принципе, ничего особенного окрест не видно — куда больше мне понравились виды, открывающиеся с башни на горе Суур-Мунамяги в Эстонии.

По пути в Слитере, остановившись рядом с невысокой деревянной обзорной вышкой, мы встретили весьма общительного американца — Джона, который ехал через Литву, Латвию и эстонский остров Сааремаа в Финляндию. Его хромолевый 26″ mtb ригид Specialized Rockhopper родом из начала 90-х был увешан четырьмя багажными сумками — две на заднем багажнике, две на переднем. Пришлось “обрадовать” доброго малого на сликах Conti Sportcontact, что дорога от Мазирбе до Колки — грунтовая. Потрещав ещё с десяток минут, мы разъехались каждый в свою сторону — и я немного ему завидовал, ведь ветер! — ветер был ему в спину.. *)

Потихоньку доехали до поворота на Микельторнис; там находится самый высокий маяк Латвии — Микельбака. Оказалось, что кроме маяка в деревне есть ещё и офигенный песочный пляж с камушками, и с ракушками, и с солнцем, и даже с морем — непременно нужно искупаться, несмотря на ядрёный западный ветер! Что мы с Горчем и сделали. Это просто балдёж... Море! Именно здесь, в латышском Микельторнисе, я впервые в жизни искупался в море! Плавный заход в тёплую солёную воду, медленно нарастающая глубина, песчаное дно — и волны. Волшебные аквамариновые волны, которые качают и бьют тебя в грудь. Выходить решительно не хотелось, я болтался в воде, верно, минут двадцать, и только всё более и более сильно зовущая дорога выгнала меня на берег. До начала асфальта и поворота на Ирбене оставалось совсем немного...

Стоит заметить, что Ирбене со своим радиотелескопом, как и мыс Колка, входил в обязательную программу похода и без его посещения можно было бы сказать, что мы просто выехали покататься чутка по Латвии, поразмять кости. Подобных ключевых объектов на нити маршрута было ещё три штуки — узкоколейка Гулбене-Алуксне, гора Суур-Мунамяги и т.н. “Саастетский сапожок”. Но о них потом.

Дорогу на Ирбене нашли не сразу. Самого города на карте Teleatlas, засунутой в GPS Горча, нет. Вполне естественно — когда город был, он был секретным, а когда его не стало — зачем его наносить на карту? Впрочем, в свежем Teleatlas’е (и в Googlemaps тоже) Ирбене уже есть. Чуть потупив, немного вернулись назад, и подозрительная бетонка, которая сразу показалась мне нужным поворотом, через пару десятков метров прошла заброшенный КПП — ага, мы на верном пути! Скоро показался и сам город: оставленные пятиэтажки, развалины каких-то зданий...

Проскочили быстро, надеясь ещё успеть на экскурсию по ирбенскому радиотелескопу. Тарелка телескопа показалась над лесом уже после поворота на вентспилский астрономический центр (он был уже закрыт: довольно забавно смотрятся в независимой Латвии ворота бывшей военной части со здоровенной советской звездой посередине).

К сожалению, было уже крепко за шесть вечера, и экскурсии уже не проводились — это стало понятно по закрытой двери телескопа и мутным глазам, походу, бухого сторожа, удерживающего себя в сидячем положении на лежанке внутри здания. Постучав в стекло и указав на листик с прайсом за экскурсию, я добился от сторожа только отрицательного покачивания головой. Ладно, как хотите — подумал я, сфотографировал телескоп с разных ракурсов и удалился.

Горч наотрез отказался ночевать на окраине Ирбене, дескать, место слишком мутное. Не понимаю, место отличное — на западной окраине был вполне приличный выход в сосновый лесок с видом на город, палатку можно было бы поставить достаточно незаметно даже для возможных сталкеров. В конце концов заночевали, свернув в лес в паре километров от Ирбене по направлению к Вентспилсу.

Про Ирбене и радиотелескоп будет отдельный пост: слишком многое хочется рассказать. В третий день было пройдено лишь 80км из запланированных 100-120.